пятница, 25 июля 2014 г.

А я иду, шагаю по Москве...

Мне часто бывает странно. Это может означать все, что угодно — например, безумно хочется кофе. Или бывает, что хочется что-нибудь этакое сделать, поехать за тридевять земель на море, собрать тандем или лодку. Бывает, просто тянет погулять, иногда тянет погулять под снегом. Наличие снега на улице необязательно. В конце концов, в нашем глобально потеплевшем мире существует безумно много мест, где ещё есть снег. В некоторых он не успеет растаять, пока я туда доберусь... Труднее, когда тянет погулять с тобой, а тебя нет рядом. Ну а уж если в середине лета мне взбредет в голову прогуляться с тобой под снегом... кажется, тут все ясно.

вторник, 15 июля 2014 г.

Приморское

На эти выходные маршрут придумался простой...
То есть, на самом деле сначала я думал, что просто поеду на Яндекс.пикник и все. Потом я подумал, что было бы здорово доехать туда на велосипеде. А потом подумал, что можно не останавливаться на достигнутом и, немного побыв на пикнике, ехать дальше. Направление тоже придумалось достаточно просто — я давно хотел съездить в Сосново на велосипеде. А тут такая прекрасная возможность сделать это, да ещё проехав дорогой через Коробицыно, повторив часть бревета Горный. По пути нашёл классную лесную дорожку от шоссе к шоссе — там и красиво, и время в пути экономит...
Но не буду раскрывать все сразу.

пятница, 11 июля 2014 г.

Вдоль Ильмень-озера


Не знаю, как так сложилось, но почему-то меня привлекают длинные дороги. Друзьям безумно интересно прокатиться по горочкам и грязи где-нибудь в лесной глуши у Ладоги, а мне нравится сделать сотню-другую километров по шоссе. Это, может быть, и несколько странно, но это так, поэтому велик свой я собирал как раз с этой целью — длинные шоссейные походы. Ну то есть важно не столько длинные, сколько шоссейные. Одно и то же расстояние можно проезжать в формате бревета за несколько часов, а можно медленно и неспешно, везя с собой много всякого разного вкусненького (и не только). Старт-Шоссе, да и Peugeot (который, кстати, продается) вписываются в оба случая — они вполне себе шоссе (да-да, ведь так и называется!), но при этом у них есть возможность полноценно нести на себе груз.
Закат на берегу Ильмень-озера

понедельник, 30 июня 2014 г.

Новая жизнь Старт-Шоссе

Я наконец-то доделал свой новый велосипед. То есть доделал я его уже достаточно давно, а вот собрался написать про него только сейчас. Впрочем, это "достаточно давно" все таки на самом деле еще "недостаточно".
Новенький зелененький крокодил

Началось все с мысли, что я хочу новый велик. Peugeot меня не устраивал, да и пробег Зеленогорск-Выборг его сильно потрепал — я заработал восьмерку, пробитые колеса (нестандартного 584 размера), перестала работать электрика (кстати, переднего фонаря ночью и так не хватало)... Я еще поездил на нем некоторое время, но как-то меня все это печалило. И я твердо решил: хочу новый велик!
Но просто хотеть велик мало, поэтому я решил его собирать. Тут мне под руку подвернулся один очень интересный экземпляр — Старт-Шоссе 1968 года. И я начал его крокодилить...
Основные детали приехали с chainreactioncycles еще ранней весной, где-то в апреле. Оказалось, что не все так гладко, как хотелось — каретка не подошла (я начилался про итальянскую резьбу, но это была не она), передний переключатель у меня был с креплением на раму (а надо было на хомут), вилку пришлось выкинуть (оказалось, что она очень сильно гнутая, а я это просмотрел). Но с горем пополам большую часть деталек удалось установить на место. Да! Раму я снова покрасил в треугольнике, цвет после долгих (очень и очень и очень долгих) раздумий выбрал зеленый. Выбор был непростой, я-то думал, что зеленый — это зеленый и трава от крокодила отличается не очень сильно. А крокодил думал иначе... Пришлось снова и снова перекрашивать макет в фотошопе и приставать к Марусе с предложением придумать как я хочу. Но в итоге я (и крокодил тоже) определился, и мы сошлись на травяном зеленом — он хорошо подходил и к серым шатунам, и к медовому седлу (Brooks — мечта моя!), и к черным ободам колес, и к обмотке руля...
Спор травы и крокодила
Все вместе




Итак... Та-да-да-дам-тадам! Ой, нет, это оказалось далеко не все. Сначала я думал, что буду восстанавливать наклейки на раму (а они очень даже красивые!). И даже потратил кучу денег и нервов девушки-дизайнера на Восстания, на то, чтобы отрисовать их в векторе. Но в итоге оказалось, что сделать хороший деколь — дело хлопотное и нормальной конторы в Питере мне не удалось найти. А дело шло уже к маю и мне очень хотелось кататься. Поэтому я забросил наклейки подальше (положил распечатанные копии в паспорт =)) и отдал вел в покраску. После покраски все завертелось — я почти сходу собрал нечто: колеса, система, переклюки, рулевая... Боночки для тросиков у меня оригинальной конструкции, мне достались в наследство чьи-то заготовки еще с тандема, а я попросил мастера повторить их в металле. Я надеялся, что если тросик с металлической законцовкой вставить в трубочку, а потом ее конец зажать, то это будет держаться... Ага... Вобщем, собрал я, наконец-то велик. Сиял просто как начищенный слон на параде. Прыгал по дому, то и дело притаскивал вел в комнату показать Марусе и Мю, какой я молодец. И вот перед первым выездом решил немного подрегулировать передачи... Кхр! — на этот раз сказала не Машка, а я, и не "Кхр!", а нечто гораздо более нецензурное, потому что крепления не выдержали и все тросики со свистами и плясками проскочили через крепления и наглухо в них застряли. Короче говоря, моя первая поездка по городу накрылась начищенным медным тазом...
Прошло несколько дней. В перерывах между мыслями о том, что надо вытащить весь этот хлам на помойку и смириться с потерей Nдесяти тысячи рублей, я придумал, как сделать так, чтобы все работало — достаточно было просто добавить в крепление проставку с законцовкой для троса. Проставки я выкрутил из старых тормозных ручек, коих у меня (спасибо тандему, ломающему тормоза) было предостаточно. Полчаса, несколько мощных аккуратных ударов с ноги молоточком и, вуаля! — все завелось!
И вот, два часа ночи... Ну нет, на этот раз всего около одиннадцати вечера и вел готов. Мы с Арсом поехали его испытывать. Было страшновато... Но очень здорово! Не успели оглянуться, как долетели до Дворцовой. Такого быстрого и клевого велика у меня еще не было! Ух, Васька, набережные, Фонтанка и дом. Всего-ничего полчаса, куча удовольствия и неизмеримый подъем самооценки. Что-то я могу, значит!
На следующий день я решил поехать на новом велике на работу. Красиво оделся (лосины, куртка, шлем), ну я же на шоссере еду, ну вы понимаете... Вобщем, на полпути я умудрился потерять левый шатун и погнуть цепь. Не знаю, как мне это удалось, но я справился. Дотолкал велик до работы... Вечером добрый Арс привез мне новую цепь. Но выжимки у нас не оказалось! Пришлось тихой сапой ковылять до дома (всего-то 15 км/ч). Дома заменил все необходимые детали и вел снова в строю!
В итоге: очередной бесценный опыт сборки велика и куча удовольствия от процесса. И, конечно, новый замечательный велосипед, который я смело могу назвать лучшим из того, на чем я когда либо ездил. Вот как-то так.

P.S. В позапрошлые выходные устроили велику стресс-тест: 100 км от Гатчины до Петергофа (трек тут: http://rnkpr.com/a6bpbd4, а подробности позже).

Смешной Арс и наши велики: Create и Старт-Шоссе

пятница, 14 февраля 2014 г.

Я и семеро велосипедов

Что-то давно я сюда ничего не писал... Может быть со мной не случалось ничего интересного? Ну как сказать, я, конечно, не большой любитель писать "сегодня ничего не произошло", но на этот раз все же что-то таки случилось. И если только начать, то придется рассказывать и про то, как мы втроем сгоняли в Лапеенранту на великах, и про то, как потом были в Риге и на Сардинии, в Таллине и в Барселоне... Это все долгая история достойная отдельного ящика не меньшей длины и я сейчас не об этом.
Мой Старт-Шоссе
На днях в нашем полку прибыло. То есть прибыло не в нашем полку, а, так сказать в соседнем, в обслуживающем. Или все же в нашем?.. Короче, наших велосипедов стало больше. Началось все с того, что Peugeot остался на зиму внизу в подъезде (я даже ездил на нем несколько раз!) и остальные велы загрустили. Ходили по квартире, кидались запчастями под ноги, капризничали. Все канючили: "Хотим блатика!" Я долго запинывал их в дальний угол понадежнее не обращал на это внимания. Но вот когда заныл тандем, то мне пришлось туго. Я его покрутил на нем гаечки. С горя, наверное. И отправился искать новый велосипед. Сначала я все думал про циклокросс. Практически идеальный вел нашел, лучше не придумаешь. Всем хорош, вот только стоит как целое царство и в Россию заезжает редко. Ну, про царство я, конечно, несколько преувеличил так, мелочи, городок там или волость, я, получается зарабатываю два царства в месяц. Но все же существенная дыра в кармане. Тут я подумал (ой, мамочки, неужели?!), и снова пошел проторенной дорожкой — начал пристально вглядываться в советские рамы. Да не абы в какие, искал спецзаказ. И, о чудо, нашел! Правда ехать мне за ним пришлось аж на старую деревню. Но я справился и торжественно его забрал. Ура! Он оказался такой... маленький и легкий. И очень шоссейный. То есть это я понял уже потом, дома. Брал-то я вел для всяческих развлечений на свежем воздухе, шоссе, немного леса, грунт, велорюкзак... Но при покупке ооочень тщательно рассмотрел всю-всю раму на предмет сколов и трещин. Ни одной не нашел. Зато пропустил то, что на веле отсутствуют даже крепления для крыльев и багажника, не говоря уж про дырку от бублика место, где они должны располагать свое чудесное тело. Ох... В момент осознания мне стало очень горько. Даже чуть не закинул все свои велы еще дальше в угол. Но пошел более правильным и мудрым путем решил продолжить это замечательное (или все же гиблое?) дело. Итак, парень, который продал мне велосупер, говорил, что продает от тренера и там еще немножко завалялось. Ну так, крупицы какие-то, а то вот раньше-то в 90-е просто камазами вывозили! Нет, правда, так и сказал. Камазами. Ладно, я не камаз, но тоже кое что могу вывезти. И стал я названивать ему с мыслями если уж не поменять, так хотя бы еще один, правильный на это раз, велик себе присмотреть. Но, как назло, ничего у меня не выходило. То я не мог, то парень не брал трубку...
А в это время в одной далекой далекой галактике.... ой, нет. В это время я снова полез на авито в поисках велосипеда. А параллельно с этим подтянул обратно упавшую ниже всякого приличия матчасть. Выяснил самые удивительные аспекты прикладного крокодиловодства (крокодил — это переработанный ХВЗ-шный велик, как правило с применением MTB запчастей, но не обязательно). Кроме этого, проштудировал доступные каталоги ХВЗ давних лет. И где-то после пятисотой прочитанной страницы форума углядел я на авито один велик. Неприметный такой, снятый в расфокусе. Но по наклеечкам и шильдику (металлическая эмблема спереди) я понял, что это В-553 или В-555. А выпускали их в 60-х годах, рамы хорошие, хром-молиевые (из легированной стали то бишь), это вам не водопроводий, что бы там ни говорили сталененавистники. А в объявлении травка растет, вселенные встают и рушатся почти никакой полезной информации нет. Звоню. "Алло, Геннадий?". Ой, нет, это из другой истории. "Алло, Александр? Вы Старт-Шоссе продаете?.." Вобщем, мне нужно-то было всего знать ростовку и год выпуска (который выбит на раме над петухом). Но мужик про велосипеды не знал ничего совершенно. Пришлось объяснять ему, что такое подседельная труба и где у велосипеда петух. Ладно. Год за два, день-другой, он таки смог собраться с силами и измерил все, что я просил ростовку. Под моим чутким телефонным руководством, правда. Но самое главное заключается в том, что это 56. То есть рост на меня! Ура-ура! Правда была и плохая новость. Велосипед в... Гатчине... И его можно привезти в Питер на Московскую в восемь утра. Охохо... Ну ладно. В восемь, так в восемь. В объявлении написано, что вел на ходу, можно на нем уехать. Я понадеялся на это и решил уехать именно на нем. Добрался до Московской. На улице то ли дождь, то ли снег. Мерзко. Встретились. Велик осмотрел. Понял, что он хороший и это ровно то, что мне нужно. Вот только... он не на ходу — трубки пришли в полнейшую негодность и сдулись, кажется, еще до моего рождения. Благо, Александр подвез меня до Парка Победы, где я рассчитывал сесть на автобус. Но решил, что толкаться в час пик с велом... не поймут меня дорогие сограждане. Тогда недолго думая, я просто докатил его домой. Сколько-то там километров под удивленными взглядами планктона, спешащего на работу по своим бизнес-центрам.
И вот, нас теперь больше. Мама, папа, семь велосипедов и маленькая Мю. Грузовика только до полного счастья не хватает...
Долго придумывал, что же я буду делать с новоприбывшим. То есть, планы на него у меня уже давно были. А вот как их осуществить? Какие детали ставить? Полез на crc. Потом еще раз. И еще и еще... Вобщем, таки решился и набрал заказ аж на полцарства. И этим же вечером стал разбирать моего крокодильчика, еще зелененького и нетронутого.
Надпись над петухом, 1968 год
Вел забавный. Цвета он таки действительно зеленого. А пыль с него сдувать последний раз, кажется, лет двадцать назад. Хотя, надо отдать должное хозяину. Велосипед полностью исправен, все детали хорошо смазаны. Даже каретку открутил почти что без молотка, можно сказать голыми руками (вооружившись ключиком, конечно).
Кареточный узел, уже без каретки. Это не ржавчина, просто остатки смазки
Вот только сообразил про фотоаппарат я слишком поздно, велосипед уже был почти полностью разобран, общий план в первоначальном виде делать было не из чего...
Кстати, наклейки на велосипеде представляют интерес:
Узел переднего переключателя (уже разобран) и замечательная наклейка
B-553 на подседельной трубе
Совмещенная эмблема. Впервые такое увидел
Тормоза на велосипеде кантиливерные, достаточно низкого качества. Но вместо резинки на них стоят... деревянные колодки! Просто жесть, как они вообще тормозили и не протерли обод умнику, который это сделал!
Передний тормоз
Непонятная приблуда на верхней раме под седлом. Держатель для насоса?
Шток вилки стандартно 1', резьбовой. Рулевая соответствующая. Руль баран, верз уже, чем низ. На тормозных ручках есть регулировка (нереальные понты для тех времен).
Руль баран. Верх уже, чем низ
Колеса тоже интересные. Они... на эксцентриках! В 68 году! Крутотень!
Эксцентрик
Задняя трещетка из пяти звезд, передняя система из двух звезд, шатуны крепятся к каретке на клинья. Каретка насыпная.
Переключение непрерывное, манетки были расположены на раме, недалеко от рулевой трубы. Кстати, крепятся они на барашки, это гораздо удобнее, чем обычный винт, так как винт все время раскручивается (при активной работе с передачами, конечно). Я очень сильно недолюбливаю этот момент в Peugeot.
Правый шатун
Всякий стафф, снятый в процессе разборки. Видно каретку, левый шатун, манетки, клинья
Манетка с барашком
Никаких noname на этот раз, фирменная надпись на месте
Вот такая маленькая история одного очень большого безумства. Надеюсь, все мои семь велосипедов теперь довольны. Ждем следующего?

среда, 17 июля 2013 г.

А поплыли марафон?

Эта история про одно маленькое путешествие тандемом, но наш тандем тут не причем. Началась она очень просто — однажды мне пришло приглашение погрести на гичках на Петровском гребном марафоне. Погрести — дело хорошее, только не очень-то мне хотелось грести семьдесят километров (а именно такая протяженность трассы марафона) в полузнакомой компании. А потом мне в голову пришла ужасная мысль...
— Маруська, а поплыли марафон?
Да, примерно так все и было. Мы долго боялись, хотя я не могу сказать, что очень долго думали. Как-то само собой придумалось, что Мю может остаться с бабушкой и прабабушкой. Ей, конечно, будет там трудно, но зато бабушка с мамой в восторге. Один звонок решил дело.
Оставалось малое — проверить лодку. Я снял все с антресолей, собрал кусочки карандаша, проверил, что все на месте: шкура, юбки, спасики... Вот только колец, которые вставляются в шкуру и формируют очко, я так и не смог найти. Даже попытался поискать по городу, но все безуспешно. Ладно, будет мокро!
Лодка собрана, упакована и уже лежит в багажнике, Маруся с Маюсей радостно спят последние полчаса, а я мчусь за продуктами. На часах половина пятого утра. Ох...
В шесть (что бы там не утверждала Машка) я разбудил девчонок, мы позавтракали и тронулись в путь. Мю проводила нас до станции, и осталась с бабушкой. А волнующиеся родители отправились на платформу. Приехали мы рано, электричку пришлось подождать. Маруська не в духе, я тоже переживаю, как там наша малышка?.. Но поезд пришел, и вот через час мы уже шагаем в плотной толпе байдарочников со станции Петрокрепость к берегу Ладоги, чтобы собрать лодки и отплыть к Орешку.
Я очень тупил. Просто по-страшному. Корму и нос собрал, наверное, раза с десятого. Что-то никак не складывалась у меня в голове картина мира. А потом лодочку надо было сломать. Сломать — это значит вставить с двух сторон половинки каркаса, согнуть посередине и соединить стрингера вместе.
— Машка, ломаем!
—Хрррр..., — раздался уже привычный скрежет зубов о металл. Половинки стрингера мы лишились. Ну, хоть завтрак удался!
Тут к нам подошел кто-то из "бывалых". Спросил, наша ли эта лодка, показал, как он собирает жуковку (так в народе называют нашу байдарку). Я с трудом повторил начатую им сборку и дособрал остальные половинки стрингеров. Ну хорошо... Лодку отнесли к воде, вещи отправили в гермы. Сели. Ох, как же сильно она течет! Шкура совсем стара стала.
Так мы и дошли до Орешка. Мокро, зато приятно. А на острове уже собралась толпа, все ждали старта, места на берегу не хватало, чтобы все могли причалить, лодки то отходили, то подходили к берегу. А мимо всего этого шли гигантские в размерах реки Волго-Доны. Мы зарегистрировались, вырезали из пластиковой бутылки черпаки и отправились в путь. В этот момент и был дан старт. Сотни байдарок вышли в реку. И все гребут, радуются...

Где-то на Неве.
фото: Алексей Госс
И мы тоже гребем. Радоваться пытаемся. Машке непривычно — то и дело кладет весло. Отдал ей губную гармошку, попросил сыгрыть. Я гребу, а над рекой несется "All my loving...".  Красота, да и только. Правда, обгоняет нас нешуточное количество народу. А у нас как будто пластина поперек лодки. Не идет и все тут. Ну ладно, хоть течение есть, доедем. Хотя Маруся сомневается.
Надо сказать, что ехать по Неве достаточно скучно. Время тянется долго, берег — медленно и однообразно. Идем от поворота до поворота. Скучаем. Машка уже жалеет, что подписалась на это безобразие. Хорошо, хоть погода солнечная, теплая и приятная. Играем в наборщика, слово "Депрессивность". Где-то у Павлово-На-Неве немного подкрепились. Так и доезжаем до Ивановских порогов. Тут вода становится бурная, ехать уже повеселее, хотя бы быстро. Едем, едем, едем. Мимо проезжает лодка CCXXXIX. Машка радуется: "Привет, тридевяточка!" Но пара еле гребущих пожилых мужчин в этой "тридевяточке" обгоняет нас, даже не задумываясь... И что мы делаем не так?
Скучаем, пересекаем фарватер где попало, каждый поворот проходим у берега. Один раз даже какой-то береговой мужичок попросился в лодку. Но грести не желал — предложение было со смехом отвергнуто.
Недалеко до порогов
фото: Алексей Госс
Немного впереди один паренек гребет на тройке. А чуть дальше — два каякера. Машка все стремится их догнать. Так мы и доходим до Усть-Ижоры. КП у самого устья реки, возле церкви. Причаливаем, гордо развернувшись под сходнями, встаем у берега. Я иду ставить отметки. Само КП — чей-то домик, там гребцов встречает милая бабушка, ставит печать. Я сразу возвращаюсь к лодке, а вокруг просто птичий базар — все устраиваются, готовят еду на горелках, гуляют, разминаются. Просто ужас. Мы с Марусей решаем не тратить время и сразу отправиться в путь. Обедать можно на ходу, ведь течение есть! Все же продвижение. Так и делаем, пьем чай прямо на ходу. От горячего чая мне становится гораздо легче, гребется уверенней, тем более, большую часть лодок мы оставили позади. Вперед ушла только "Мечта" да еще пара таких же сумасшедших байдарочников, которые либо решили не подкрепляться, либо как и мы — делать это на воде.
Справа по борту храм потрясающей красоты. Настоящие Кижи! Подходим совсем близко к берегу... А течение быстрое. Нас несет на буй, тут я решаю покатать Машку. Идем прямо на него. Метра за полтора до лобового столкновения делаю очень резкий гребок в сторону, лодка разворачивается прямо вокруг буя. Маруся верещит, рыбаки с соседней лодки хмурятся и махают руками. А нам весело...
Начинается дождик, вокруг уже не так ясно, гремит гром, на небе видны молнии. Едем быстрее. Вот слева дома Рыбацкого. Мы уже в городе. Машка поет Ивасей дурным голосом, с нами еще три байдарки, отстают. А мы проходим под Вантовым мостом. Нас обгоняет "Dignite", пытаемся встать им в кильватер, но поздно, они очень и очень быстро уходят. По городу плыть веселее. Машка то и дело смотрит по сторонам. Володарский мост, Финляндский мост... В городе вода становится грязная, даже видно. Вдруг резко все вокруг стало бурым. Да, все же правы экологи, купаться тут нельзя. Подходим к мосту Александра Невского, снова начинается дождь. Очень сильный ветер, высокая волна. Нас заливает по-страшному, мне уже совсем не весело, а Маруся смеется и радуется нашему сумасшествию!
Доходим до моста Петра Великого (с днем рождения, Ваше Величество!), переходим реку. Дождь прекращается. Очень мокро, мне остается уповать на то, что не будет ветра, иначе моя недавняя простуда возобновится с новой силой. Еще через километр проходим мой офис (привет, Яндекс!), выглядывает солнышко. Маруся звонит моей маме, просит приехать к нам на финиш на Петропавловку с Майкой. Мама очень сильно удивляется и спрашивает, почему мы не можем причалить раньше? Ну как почему... Нет, после такого испытания мы обязательно дойдем до конца. Тем более осталось всего-ничего. Другим людям вообще трудно объяснить, почему мы это делаем. Я и себе объяснить толком не могу. Не знаю как. Но так жить мне интересно, мне так нравится и хочется.
Снова переходим Неву, проходим вдоль Арсенальной набережной. Нас встречает колокольный звон, отраженный от гранитных берегов. Под Литейным мостом бурное течение, потом высокие валы, нас отчаянно заливает. Даже мне мокро сидеть, воды в лодке уже очень много, но идти недалеко, не отчерпываем.
Еще немного и... финиш!
Стапель на финише
фото: Алексей Госс
Подходим к пляжу, вытаскиваем лодку, сливаем воду (ого-го, да как же мы не потонули!), Машка переодевается в сухую одежду, идем за медалями. Награждает ряженый Петр, Марусю запрягают помогать ему, распаковывать медали и подавать Петру. Ждем очереди. И вот, нас наградили. Медали большие, тяжелые и очень красивые.
Тут приехали наши бабушки с Майкой. Она такая малышка! Очень радуется маме с папой. Показываем ей лодку, она ходит, смотрит, трогает.
Потом я лодку собираю, уже один, это не трудно. Хотя к этому моменту мне уже не очень хорошо, болит ухо, залитое дождем. Но зато остается потрясающее ощущение того, что мы это смогли пройти. Всю Неву. От истока и почти до самого устья. "Это дело зело трудное и достойное!" И да, теперь наша байдарка побывала на берегу Петропавловки (Маруськина мама рассказывала историю про то, как они с друзьями ходили на байдарке к Летнему саду).
Зачем было это все? Не знаю, у меня нет ответа на этот вопрос, но и вопроса у меня тоже нет. Мне не странно участвовать в таких мини-походиках, мне кажется, что это и есть то, что я смогу рассказать и показать своим детям.
P.S. в те же выходные наши друзья ходили в водный поход. На три дня. 40 км. Да, нам есть чем похвастаться! Ведь наше время — 8 часов 30 минут!

понедельник, 22 апреля 2013 г.

Южное шоссе

В продолжение поста "Клуб отчаянных".

Короткое лирически-историческое отступление.
Клуб отчаянных – это, если быть честным, не мое изобретение. Есть такая организация – "Audax Club Parisien", в переводе Парижский клуб отчаянных. Это клуб, который уже много лет организует бреветы. Бревет – это велосипедный заезд на длинную дистанцию (200, 400, 600 и 1200 километров), где целью является не лидерство, а сам факт прохождения дистанции. В России такие заезды традиционно называют веломарафонами, но название бревет мне больше по душе. Велосипедистов, которые участвуют в бреветах называют рандоннерами. За прохождение дистанции в пределах контрольного времени парижским клубом выдаются медали, причем медаль может заказать любой! велосипедист, прошедший бревет.

А теперь о том, к чему все это.
В прошлое воскресенье, у меня появился новый велосипед. Это старый Peugeot, точный год выпуска мне неизвестен, но предположительно, это Peugeot PX-50M "Randonneur" 1983 года. Точно я могу лишь сказать, что выпущен мой велосипед в 80-х (спасибо меняющимся логотипам), а решение о модели я принял, перерыв каталоги за десять лет.
И так уж сложилось, что где-то год или два назад, я впервые услышал о бреветах. А в процессе поиска сведений о велосипеде я наткнулся на бреветы снова. На этот раз, мне было не суждено отказаться от участия, ведь даже само название моего велосипеда – Randonneur – говорило о том, для чего он предназначен на самом деле. И вот, не долго думая (не долго ли?) я зарегистрировался на воскресный двухсоткилометровый бревет. Трасса была проложена по юго-западной части Ленобласти, от Петербурга через Ропшу в Копорье, потом в Сосновый Бор, а потом по южному берегу залива: Лебяжье, Ораниенбаум, Петергоф, Стрельна, Петербург. Мне было страшно. Даже не то слово, меня просто колотило, ведь я еще никогда не ездил на такие расстояния на велосипеде! Мой максимум был где-то около 70 километров, тогда я проехал от Зеленогорска до дома. Но тут... Вобщем, мне такая поездка представлялась весьма и весьма суровым испытанием. Впрочем, так оно и должно быть, на это может решиться только отчаянный. И я, спрятав страх подальше, все же отправился на старт.
Хотя пожалуй, стоит еще чуть-чуть написать о подготовке к заезду. Я не большой фанат всяческого велосипедного снаряжения, мне нравится, что я могу быстро доехать на велосипеде в любую точку и делать там все необходимые дела. А переодевания меня совершенно не устраивают. Но для длинной поездки (а у меня есть мысли и про летний велопоход), особое снаряжение все же необходимо. В первую очередь это велосипедки, а кроме того, участие в бревете по правилам обязывает иметь шлем. Ну и до кучи, мне нужны были очки, потому что на дорогах сейчас пыльно. Я долго думал, где найти все это, даже написал нескольким знакомым. В результате, ни у кого не нашлось шлема, а велосипедки – вообще вещь сугубо индивидуальная. Поэтому я поехал в магазин. То есть нет, сначала мы с Машкой и Майкой сунулись на ночь распродаж. Но (вот удивительно!) там было жутко громко, очень людно и совершенно тухло в плане выбора. Не говоря о том, что совершенно никто не собирался показывать и рассказывать мне о тех вещах, которые я собираюсь покупать. Нет, ну так дела не делаются! На следующий день я поехал в Бивак (после четырехчасового чтения детских книжек Майке). И встретил нашего доброго знакомого, директора Бивака, Владимира Николаевича. Видимо, я стал настолько частым гостем, что меня не только узнали, но и рассказали мне про велосипедки, шлем, попутно я узнал, как выставляется седло по росту без посадки на велосипед (а я-то всегда садился!), также мне было предложено купить тандем Schwinn на четверть дешевле. Впрочем, я добыл все то, что мне было нужно. Одна беда – не успел в магазин, поэтому из еды у меня были только три шоколадки, один козинак и упаковка сушек. А на черную минуту (слишком мало для черного дня) – гематоген и аскорбинка. И, конечно, гидропак и фляга, итого примерно три литра воды с лимоном. Стоял вопрос только о том, как закрепить все это на багажнике. Сначала я попытался приладить туда пластиковый ящик (такой, в каких бывает рыба или овощи на рынках). Но ничего путного не вышло, мое эстетическое чувство страдало сверх всякой меры. Тогда я начал искать другие емкости. И нашел. Это был пластиковый кейс от дремеля. Достаточно большой, но тем не менее имеющий подходящую ширину, чтобы не нарушать аэродинамику и помещаться ровно за мной. С Маруськиной помощью его удалось прочно закрепить, не просверлив ни одной дырки. Ура! Можно отправляться в путь! К слову, помимо еды, я положил туда набор инструментов (насос, ключи, шестигранники, монтажки), запасную камеру, аэрозольную смазку, замок, дополнительный фонарь и флиску. Получилось достаточно много, но все прекрасно поместилось.
Проснулись мы все рано, сначала заиграл Марусин будильник, потом заревела Маюся, так что подремать лишние полчаса мне не удалось. Зато я получил очень вкусную кашу на завтрак и, подкрепившись, отправился на Балтийский вокзал. Примерно в то же время начали подъезжать другие велосипедисты, все на шоссерах, все в форме (я-то надел мембранку поверх всего), все в велообуви под контакты, короче говоря, пугали меня как могли. Но электричка подошла, мы распределились по вагонам. Соседи попались хорошие, разговор шел про походы и про велосипеды, про то, как собрать шоссер и про то, почему у меня такие большие передние звезды. Ехать было недалеко, мы вышли из вагона в толпу таких же отчаянных. На старте уже ждали те, кто добирался своим ходом. Началась регистрация, выдали номерок и легенду маршрута. Еще немного пособирались и колонна тронулась в путь.
О, это всегда здорово, когда одновременно множество людей на велосипедах начинает пробег. Этот шум шин и вращение педалей, эти удивленные лица водителей (откуда же вас СТОЛЬКО?!!), первые отставшие... Это того стоит. Недолгая петля по городу и вот мы уже за его пределами, немного потеплело, солнышко пригревает, крутить легко, впрочем, я не форсировал события и ехал на передаче "пониже", все же впереди еще ого-го сколько, успею выложиться. Вот проехали Аннино, еще какие-то деревни, кольцевую. Первые ухабы и ямы. Пару раз хорошенько прикладывался колесом, даже страшно было. Появились первые собачки, но какие-то незлобные, полаяли и перестали. А вот и первая горка. Вокруг поля, вдалеке хорошо виден город, небо ясное, чистое. Кручу на низкой передаче, но в какой-то момент цепь начинает просто прокручиваться. Как же так? Пришось остановиться и поправить. Ловлю усталую улыбку парня, едущего за мной (халявишь, да?). Эге-гей! Быстро закончил с передачами, посадил цепь на место и рванул догонять. Обогнал, взлетел на подъем. О, как же тут красиво! Даже залив видно. Кстати, примерно с этих мест берут свое начало фонтаны в Петергофе, это как раз те самые Ропшинские холмы. На вершине ждет сюрприз – военная часть, утыканная антеннами, тут есть всякие: и простые, и круглые и квадратные, а на самом верху даже вращающаяся. Но дорога идет дальше и вот спуск! Длинный, быстрый (по gps-треку я разогнался до 42 км/ч). Успеваю схомячить шоколадку и отдохнуть. Потом снова немного наверх и вот Ропша. Тут должно быть КП, все ищут его, но безуспешно, в итоге я просто постоял пять минут и поехал дальше. Через несколько километров деревушка Кипень с шумным воскресным базаром, а за ним Нарвское шоссе. Я помнил из карты, что оно достаточно длинное, но все же недооценивал насколько. По нему было чуть больше тридцати километров. Посередине остановился отдохнуть, gps показывал, что пройдено пятьдесят километров (кажется, в Черемыкино). Продолжил путь снова, в лицо начинает дуть не очень приятный ветер. Еду дальше, вот поворот на Капорье, и о... Вот теперь ветер в лицо, а местность открытая – поля... Как же это трудно! Скушал половинку гематогена, взял руль в самом низком положении, еду. По пути встречаются те, кто просто идет пешком. Но идти-то очень и очень много! Работаю, работаю работаю. Несколько раз остановился на минутку перевести дух. И вот – о, чудо! – лес. Ветер все еще сильный, но уже можно ехать побыстрее и хват руля повыше. Кончилась первая фляга, налил еще из гидропака. А в лесу – красота, где-то снег, где-то просто смесь первой зелени и талой воды, а на одном кусочке росли самые настоящие подснежники. Они очень подняли настроение, с ними гораздо веселее было ехать. А вот и Копорье, тут тоже базар, хотя это скорее базарчик, в Кипени было побольше всего, а тут только несколько бабулек с закатками и картошкой. Еду по поселку и осознаю, что поворот уже должен быть, а его все нет и нет. Останавливаюсь и сверяюсь с gps. И правда, я проехал, надо было сворачивать в самом-самом начале. Ну что же, разворачиваюсь и еду назад. По пути прихватываю с собой еще одного заблудившегося рандоннера (его звали Алексей), вместе едем до второго КП. Кажется, что ехать всего ничего (12 км), но становится трудно, хоть ветер теперь и не в лицо, а в бок. Но останавливаться странно, съедаю половиу аскорбинки и на всех парах мчусь в сторону КП. "Где-то тут должен быть спуск, где-то тут спуск, тут скоро спуск", твержу я себе. А вот и спуск, снова на верхнюю передачу, можно немного отдохнуть. Слева машина и велосипедисты, это и есть КП. Сворачиваем с дороги, нас отметили, предложили какао. А я взамен оставил свои сушки, может быть, кому-то еще они пригодятся. За нами еще восемь человек, все остальные уже проехали. Велосипедисты начинают двигаться дальше, двигаюсь и я, Алексей следом, но я довольно быстро потерял его из виду. Дорога – убитый проселок. Это я потом по карте посмотрел, что проселок. А тогда мне было очень удивительно, почему шоссе так убито. Там и асфальта-то почти не осталось, только для пущего эффекта на ямках. Пытаюсь догнать велосипедиста впереди, но в итоге еду за ним метрах в двухста, ближе никак. За мной еще двое велосипедистов, я обогнал их раньше, иногда они догоняют меня, иногда отстают снова. Так доезжаем до Соснового Бора. Ветер все еще в лицо. С нетерпением жду, когда же мы повернем на восток. А мы едем по Сосновому Бору. Едем. Едем. Едем. Уф, какой-же он большой, оказывается! Но вот дома остались позади, слева через лес виднеется залив, лед еще не сошел и от него веет холодом. Еще тридцать километров до Лебяжьего... Останавливаюсь без сил. Как же дальше? Мимо проезжают два велосипедиста, пытаюсь уцепиться за ними. И тут ветер кончается. Мы повернули! Передача на максимуме, крутить легко и приятно. По пути мелькают озера и редкие хутора. А чаще – заборы военных частей. Как же их много тут! Вот и Лебяжье, в центре на постаменте Ил-2, как будто в середине виража. Радуюсь и еду дальше. На выезде из Лебяжьего – КПП, на въезд все показывают пропуска, но на выезд не нужно. А еще через пятьсот метров – третье (или второе?) КП. Снова отмечаюсь, тут есть бананы и чай. У дядьки, за которым я ехал до Соснового Бора целая группа поддержки, его кормят и разминают. Вообще он достаточно странно выглядел, толстенький, с разодранной коленкой на шоссейном Author-е. Но ехал достаточно хорошо, по крайней мене, для такого вида. За ним и трогаюсь, зацепившись сзади. Десятка до Ораниенбаума, отсюда уже видна дамба, проезжаем кольцевую. Дядька отваливается, кажется, что делает остановку, хотя сначала я подумал, что он пригласил меня вперед. Дальше еду один. А потом настает красота. Какие там дворцы! Как жаль, что все так быстро проносится мимо! Но от этого становится легко на душе, крутишь педали еще быстрее в свое удовольствие. Еще немного и – Петродворец. Нагоняю еще одного велосипедиста, едем вместе, но возле фонтанов и он остается сзади. А мне уже не до остановок, закидываю в себя остатки аскорбинки, надеюсь домчать быстро. Тянется Стрельна, поток машин усилился. А вот и Петербург. На первом же перекрестке меня чуть не сбил наглый водитель, не уступив мне дорогу при повороте налево. Удивился, но еду дальше. Слева парк, еще несколько светофоров и подъем наверх. А там дело за малым, еще километр и финиш. Привязываю вел и захожу в кафе, там отмечают. Ровно одиннадцать часов дороги. Уф...
Еще сорок пять минут до электрички, сижу в кафе, пью горячий чай, с удивлением обнаружив, что очень сильно замерз. Потом платформа, электричка... На Балтийском вокзале касса оказывается закрыта, меня пропускают через турникеты бесплатно. Кручу до дома, ехать не так трудно, как я ожидал, попутно тестирую фонари. Горят хорошо, в полной темноте это очень сильно поможет.
Вот и дом! Как же я рад, что доехал... Маруся пытается уложить Майку, потом я пытаюсь, так мы и засыпаем, а я уже и забыл, что я не себе пою, а маленькому комочку рядом...

Так и прошел мой отчаянный день. И я все еще не знаю, где же мой верхний порог, но теперь у меня есть еще один способ выйти из зоны комфорта и совершить маленький подвиг. А ведь если подумать, то из таких подвигов и складываются воспоминания, а из воспоминаний – жизнь. Главное, чтобы было к чему стремиться, ради кого мчаться без остановок, вперед и вперед, в ожидании встречи. А силы обязательно найдутся. Был бы путь, было бы солнце, было бы Южное шоссе...